09242017Headline:

Коррупция: украинская или мировая проблема

«Коррупция — это раковая опухоль на ткани любого общества, в котором она существует, и борьба с ней — залог становления процветающей демократии», — вице-президент США Джо Байден в обращении к правительству Косово 17 августа 2016 года в ходе первого с 2009 года визита на Балканы.

Мы живем в такой стране и в такое время, когда, зачастую собственное эго для нас значит больше, чем благо окружающих. Практически каждый украинец в своей жизни сталкивался с таким явлением, как коррупция. Но что же это такое – коррупция? Для обыденного обывателя это слово ассоциирует со взяточничеством, незаконным присвоением товаров и услуг, предназначенных для общественного потребления, кумовством (когда при приеме на работу предпочтение отдается членам семьи), оказанием влияния при выработке законов и правил в целях получения личной выгоды, а также другие примеры правонарушений и должностных преступлений.

Многие сейчас, наверное, подумали, что их это не касается, ведь они не депутаты, не чиновники и не госслужащие. Но все, как раз, совсем наоборот.

Фото: politeka.net

Павел Погиба (глава Совета Ассоциации плательщиков налогов Украины в г. Киеве) уже как-то описывал как коррупция влияет на развитие бизнеса в Украине. Он говорил о том, что бизнес-среда на прямую зависит от инвестиционного климата в стране. И сейчас, Украина переживает худшие времена за все время ее существования. И если вспомнить кризис 2008-го года, то даже тогда не было таких плохих условий для развития бизнеса. Более 80% предпринимателей считают, что сейчас очень неблагоприятным инвестиционный климат в Украине.

В начале года было подписано соглашению с ЕС о зоне свободной торговли, но проблема в том, что по факту это оказалось соглашение для одной стороны. Возможности для выхода украинских компаний на Европейский рынок очень ограничены, в то время, как иностранные компании с легкостью занимают рынок Украины «перекрывая кислород» отечественному предпринимателю.

Внутренние же условия тоже далеко не сладкие. Огромные налоги, систематичные проверки контролирующих органов, сотни разрешительных документов и лицензий. Для сравнения: в Грузии регистрация предприятия, в среднем, занимает до пятнадцати минут, разрешительных документов нужно мало, а налогов осталось всего шесть, в то время как в Украине эти показатели существенно отличаются в худшую сторону. Именно по это причине в нашей стране, в год, закрывается больше компаний и фирм, чем открывается. А многие, среди тех, кто все же функционируют, чтобы иметь хоть какой заработок уходят в «тень».

По всем этим причинам, ежегодно, бюджет страны не дополучает миллиарды гривен, а уровень теневой экономики оценивается от 50% до 70%.

Доля малого и среднего бизнеса в странах с развитой экономикой – 50% ВВП. 70% населения работает именно на предприятиях малого и среднего бизнеса, и они производят около 60% ВВП. В Италии же на долю малого бизнеса приходит до 95% от дохода государства. В Украине же всего 5% — 6%.

Также коррупция приводит к уменьшению богатства страны и снижению уровня жизни. На сколько? Согласно оценкам Всемирного банка, ежегодно расточительно расходуется два триллиона долларов ($2,000,000,000,000) в мире!

А согласно отчету, Transparency International, в Индексе восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index) Украина имеет 27 баллов из 100 возможных и находится на 130-м месте из 168. То есть наша страна находится на одной ступени с Угандой и Коморскими островами, и является одной из самых коррумпированных стран мира. В связи с этим возникает вопрос. Какая часть теневого, мирового оборота припадает на Украину и сколько денег не достает в бюджете нашей страны? Если отойти от громких лозунгов и политики, и посмотреть на проблему здраво, то можно найти решение данной проблемы.

Чтобы правильно бороться с коррупцией надо понимать причины ее возникновения. Постоянные изменение в Налоговом Кодексе и плохо развитые механизмы поддержки малого бизнеса не позволяют предпринимателям реализовать себя в полной мере.

Хороший пример для развития бизнеса подает Япония. Когда на рынок выходит крупный производитель, вокруг него сразу же появляется много мелких фирм, которые выполняют функции поставщиков и подрядчиков. В Украине же такая система развития бизнеса пока существовать не может из-за чего вклад малого бизнеса в экономику нашей страны составляет всего 5% ВВП, хотя может быть в разы больше.

Согласно исследованию Всемирного Банка, борьба с коррупцией увеличивает государственные доходы в долгосрочной перспективе в четыре раза, а бизнес может развиваться на три процента быстрее.

Позиции Украины в «Индексе экономических свобод — 2015» показал, что в Украине одни из худших условий для развития экономики среди стран Европы и большинства постсоветских стран. При этом, в 2015-м году, в общем рейтинге среди 178 стран наше государство упало — с 155-го места до 162-го. Динамика показателей свидетельствует о неудовлетворительном состоянии инвестиционного климата (гарантия прав собственности, управления государственными расходами), уровня коррупции и других показателей экономической свободы. Также Украина согласно этому рейтингу входит в перечень 25 стран с «репрессивной» экономикой.

Итак, международные рейтинги показали, что не только война является основной причиной низкой инвестиционной активности, но и отсутствие экономической свободы и высокий уровень коррупции. Однако иностранные инвестиции должны стать одним из основных источников для восстановления инфраструктуры Востока страны, стабилизации курса национальной валюты и улучшения экономического развития. Никакие кредиты МВФ и других финансовых организаций не смогут так положительно влиять на экономику, как иностранные инвестиции. Ведь инвестиции — это поступления в реальный сектор, которые способствуют созданию новых рабочих мест, росту доходов населения и поступлений налогов в бюджет, не говоря уже о том, что инвестиции не требуют уплаты процентов, как этого требуют кредиты.

Проанализировав источники доходов самых богатых людей из рейтинга миллиардеров Forbes, а также определив отрасли в разных странах, которые склонны к «кумовскому капитализму», The Economist считает таковыми те отрасли, что тесно связаны с государственными структурами. А потом журналисты изучили доход, который миллиардеры той или иной страны получали благодаря «кумовским отраслям» и ко всему совокупный доход миллиардеров, полученный благодаря связям во властных кругах. Результат был представлен в процентном отношении от ВВП страны. Таким образом, Украина оказалась на 5 месте в рейтинге «кумовского капитализма» The Economist. Доход крупного бизнеса благодаря политическим связям обходится нашей стране в 6,7% от ВВП.

Тем временем мировая практика имеет множество удачных примеров борьбы с коррупцией. Но самым удачный и применимый к Украине, по мнению экспертов – Гватемальский опыт. Что же там было сделано? Столкнувшись с критическим уровнем коррупции в экономике, руководство Гватемалы решило пожертвовать частью своего властного суверенитета и предоставить право бороться с коррупцией внутри страны гибридному международному, государственному органу под названием Международная комиссия по борьбе с безнаказанностью в Гватемале (Comisión Internacional contra la Impunidad en Guatemala, CICIG). Возглавлять этот, новосозданый орган пригласили прокурора из Испании – Карлоса Кастраэсано Фернандеса. Эта структура была создана, и как следственный орган, и как специальный международный трибунал, который взял на себя задачу преследования коррупционеров во власти, без оглядки на собственную правовую правоохранительную и судебную систему страны. CICIG расследовала уже более 200 дел о коррупции в самых высших эшелонах власти и возбудила уголовные дела против 160 бывших и действующих чиновников, включая даже, уже бывшего, президента страны Отто Переса Молины. CICIG действовала независимо от прокуратуры и следственных органов Гватемалы, а, значит, и её украинский аналог должен обладать подобными полномочьями.

Что уже сделано?

В Украине уже созданы такие структуры, как Национальное Антикоррупционное Бюро (НАБУ) и антикоррупционная прокуратура и вскоре будет создан еще один – Государственное Бюро Расследований. Результаты работы этих структур есть. Осенью прошлого года Генеральная Прокуратура Украины начала расследование коррупционных схем бывшего Народного депутата Николая Мартыненко, которому инкриминируют 2 статьи – «Отмывание денег» и «Получение взятки». Напомним, что в связи с этим Николай Мартыненко лишился депутатского мандата и неприкосновенности и на данный момент находится в розыске. Расследованием на данный момент занимается НАБУ. Также 29-го июня 2016 года военному прокурору сил АТО Константину Кулику Антикоррупционное Бюро вынесло подозрение в совершении преступления, а именно в приобретении в собственность активов, в крупных размерах, законность приобретения которых не подтверждено доказательствами. Позже, по решению суда, активы господина Кулика были арестованы, а сам же военный прокурор отстранен от выполнения своих обязанностей до 4-го сентября. Однако, через несколько дней, Апелляционный суд восстановил Константина Кулика обратно на должность. Расследованием дела также занимается НАБУ.

По мнению экспертов, подобные случаи будут повторятся и дальше, если мы в срочном порядке не реформируем и не перезапустим судебную ветвь власти, что позволит нам привлечь к ответственности коррупционеров. Особенно показательным будет, если любая антикоррупционная организация, которая действует на территории Украины, в судебном порядке, сможет, в случае необходимости, привлечь к ответственности даже Президента, Премьер-министра и всех остальных чиновников.

What Next?

Recent Articles